Поделиться:

Письмо

  • «Привет. Мы не знакомы, и я не знаю к кому попадет мое письмо. Я не скажу, кто я, потому, что это не имеет значения. Я хочу пожелать тебе самого главного - жить в полную силу. Ведь, что может быть ценнее жизни? Ничего! Очень надеюсь, что у тебя все хорошо, а если нет…это пройдет, поверь. Удачи, и никогда не теряй свою улыбку»
    - Бред какой-то! – он бросил письмо на постель, и посмотрел в окно.
    Всего несколько минут назад, он хотел покончить с собой. Ему давно не хотелось жить, он не видел в этом смысла.
    Два года назад пьяный водитель лишил его жизни. Из-за него он оказался прикован к инвалидному креслу, и все, что было до этого, превратилось в существование. А того кто был в этом виноват оправдался и вышел на свободу, отсидев полгода. Ходили слухи, что у него были связи, поэтому ему удалось избежать наказания.
    Друзья постепенно отсеялись, но Матвей не винил их в этом, после аварии у него испортился характер, и можно сказать, что он сам их и оттолкнул
    Виктория - его девушка, сразу сказала ему, что не может быть с ним. Такое предательство было подобно ножа в спину. Но он терпел: и косые взгляды, и сочувственное перешептывание.
    И вот в какой-то момент все так опротивело ему, что он взял бритву и решил раз и навсегда решить проблему со своим кошмаром, но тут в дверь позвонили. Открыв, Матвей увидел почтальона. Взяв письмо, он заметил, что на нем нет обратного адреса и имени.
    А текст вообще удивил его.
    Стряхнув налетевшие мысли, он направился в ванну, чтобы закончить то, что начал. Взгляд скользнув по письму. Снова взяв его в руки, Матвей понял, что не сможет пойти на самоубийство. По крайней мере, сегодня.
    * * *
    «И снова я. Не знаю, почему пишу. Сегодня ужасная погода, вот я и решила, как-то развлечься. Ты наверно считаешь меня странной. Знаешь я не оставила ни адреса ни имени, чтобы просто выговориться. Знаешь, как случайному попутчику. Знаешь, что самое страшно? Не знать, будет ли у тебя завтра. Возможно, даже сегодня у тебя нет. Зависеть от часов, минут, и даже секунд. Но я привыкла и не жалуюсь. Просто когда внутри все накапливается, хочется плакать, но я не могу себе этого позволить. Я должна быть сильной. И ты будь. Обязательно. Из последних сил. Чтобы не происходило»
    Матвей посмотрел на затянувшееся, серое небо. По стекла стекали капли дождя.
    Парень снова перечитал письмо.
    - Неужели она живет в этом - же городе, - пробормотал он себе под нос.
    После первого письма, Матвей надеялся, что таинственная незнакомка напишет еще. И вот второе письмо пришло через неделю.
    По мере того, как количество писем от незнакомки стали увеличиваться, Матвей чувствовал себя с каждым разом лучше.
    Родные заметили в нем разительные изменения, и приставали с расспросами, но Матвей упорно молчал.
    Он хранил ее письма, как ценную реликвию, перечитывал по много раз.
    И когда в душе зарождалась мысль о бесполезности жизни, он вспоминал слова о ее ценности.
    Матвей до того воспарял духом, что записался на занятия по восстановлению травм позвоночника. И хотя не было видимых результатов, он верил, что в этот раз все получиться.
    У него появился стимул бороться. Он хотел найти свою незнакомку, и познакомиться с ней. И для этого он делал все возможное.
    * * *
    Прошло три месяца, Матвей занимался реабилитацией и искал незнакомку, ставшую ему такой родной, что он не мыслил без нее жизни. Ему было все равно, как она выглядит, он знал, что лучше нее нет.
    Как бы трудно не было, он узнал ее адрес. К его большому удивлению, это была больница. Позвонив туда, она долго пытался обьяснить уствшей медсестре, что он от нее хочет.
    - Постойте, я кажется догадалась о ком вы. Приезжайте, думаю именно вам она оставила письмо.
    Поблагодарив, Матвей заказал такси, и с помощью водителя поехал в больницу.
    На ресепшине он сказал кто он, и ему вручили письмо
    «Привет. Это мое последнее письмо. Ты занешь, ты спас меня, от страха и одиночества, Прости, что не сказала раньше, но я не хотела жалости. Теперь, когда скоро все закончиться…у меня
  • рак…четвертая степень, я изначально была обречена. Я не знаю, читал ли ты мои письма, но после того, как я их отправляла, мне становилось легче.Так жаль, что все так вышло. Ты ведь не забыл мою просьбу? Одну единственную?
    Живи! Живи! Живи!
    Твоя Ася»
    - Да…это мне, - словно в тумане он направился к выходу и выехал на улицу.
    Ему не хватало воздуха, глаза застилали слезы, а из груди рвался крик.
    Достав письмо, он прочитал ее имя, и посмотрев в небо, тихо прошептал:
    - Это ты, спасла меня.
Вы не можете оставлять комментарии
"Да, - сказал он сам себе, - жизнь самое ценное, что есть у человека. И не все её достойны".
Он знал, где живет виновник его несчастий, а старенький "ТТ" давно был куплен у соседа-бандоса на последние деньги из заначки, оставшейся от прошлой жизни. Он сдвинул затвор и взглянул на досланный в ствол патрон. У него не было сомнений, что он там, но появившаяся после аварии привычка перепроверять все свои действия придавала ему уверенности в успехе. У него было всего три патрона, но этого вполне должно было хватить, ведь он не собирался вести перестрелку. Три месяца назад он уже подъезжал на своей инвалидной коляске к подъезду этого блатного лихача. Тот вышел, мельком глянул на него и прошел к своему автомобилю не сказав ни слова, словно не узнав. Пистолет уже тогда лежал в его барсетке, но тогда была жива и ОНА, и надежда её найти, что-то наладить, возродиться самому, найти силы на прощение. Теперь все было кончено, ведь другой такой просто не может быть. Теперь пришло время для всех. В голове всплыла прочитанная когда-то фраза о поговорках "зеленых беретов": "В живот и в голову стреляй, - лишь тогда не проверяй". "Еще и для меня патрон останется", - подумал он.
Он ошибся. Все-таки он не был "зеленым беретом"...
На себя ему патрона не хватило.
Его выручил сержант, выпустивший в него половину обоймы своего автомата, когда увидел направленный на него ствол.
Алекс, не порть рассказ.
Ну, извини. Не люблю рассказов с открытым концом.
Aleks, ну ты даешь! "Я только читатель" ты наш...