Поделиться:

ПОДВИГ И ТРАГЕДИЯ 12 - Й ЗАСТАВЫ

После Великой Отечественной казалось, что войн на земле не будет никогда, эта, самая страшная, последняя. Но оружие продолжало стрелять, а люди гибнуть. Короткая память? Нет — политика и «неразрешимые» вопросы, которые разрешить можно только с помощью оружия. Конечно, это пока не мировые войны, но войны затяжные и не очень и даже войны-однодневки, по жестокости не уступающие глобальным конфликтам. Как, в частности, и эта.


«11.07.93. На заставе Саригорского направления начальником отряда была поставлена задача начальнику заставы по организации охраны границы из непосредственной обороны (в опорном пункте)».


Из пояснительной записки начальника Московского погранотряда.


Официальный термин «охрана границы из непосредственной обороны» означал, что застава не высылала наряды на охрану своего участка кордона. Пограничники были сконцентрированы на заставе и фактически охраняли сами себя. Сил на охрану границы просто не было. 45 пограничников и 3 военнослужащих с БМП из 149-го мотострелкового полка 201-й МСД. Фантастическое «усиление». Это во время Афганской войны пограничники несли службу по обе стороны границы и могли перехватить противника на его территории. А в 1993 году им оставалось только пассивно ждать удара. Место и время нападения определял противник. Ведь он был по «свою» сторону границы — боевые формирования таджикской оппозиции.


Начавших 13 июля 1993 года атаку на заставу головорезов было около двух с половиной сотен. Они были отлично вооружены, обучены, обстреляны и готовы к ведению войны. Фактически застава была окружена заранее. При этом враг был прекрасно информирован о том, что происходит на заставе. Радиоперехват в современной войне — и бесценный источник информации, и половина успеха. Тем более что у нападавших была новейшая японская техника, в то время, как пограничники вели переговоры на постоянных несменяемых частотах. Душманы нагло влезали в эфир, запугивали пограничников, однако и после этого частоты не менялись, хотя с технической стороны большой сложности это не представляло.


Нападавшие были абсолютно уверены в успехе. До начала атаки они заминировали единственную дорогу между гор, по которой могла прийти помощь. Там же они устроили засаду. На господствующих высотах расположились снайперы, были установлены «безоткатки», минометы, крупнокалиберные пулеметы, снятые с трофейной техники времен Афганской войны. У них был явный перевес в живой силе, средствах связи, огневой поддержке. На них работала внезапность удара. А время начала боя было таким же, как 22 июня 1941 года — около четырех часов утра.


Не зря многие не любят 13 число. Во всяком случае, для 12 заставы этот день оказался самым несчастливым. Враг сумел подобраться к заставе бесшумно, но, к счастью, рядовые Сергей Симонов и Рабадан Могомаев успели поднять тревогу. Блицкриг не удался, вырезать заставу по-бандитски, без единого выстрела у нападавших не получилось. Застава успела занять оборонительные позиции и приняла бой.


Враг начал метко поливать заставу огнем с господствующих высот, возникло ощущение, что все цели были заранее пристреляны. С первых же ударов реактивные снаряды попали в «спальник» и «оружейку». Хорошо, что бойцы успели запастись боеприпасами, которых хватило на первые часы интенсивного боя. Тогда же прямым попаданием была подожжена БМП — главная огневая поддержка заставы. Загорелся склад артиллерийского вооружения, следующей удачной мишенью оказался узел связи. Были поражены все жизненно важные точки заставы, тогда же смертельное ранение получил начальник заставы Михаил Майборода.


Командование принял его заместитель Андрей Мерзликин. Под прикрытием шквального огня с высот, головорезы старались проникнуть на саму заставу и забросать пограничников гранатами. Через три часа интенсивного боя им удалось это сделать. Круговая оборона расстроилась, сопротивление продолжали разрозненные группы бойцов, отрезанные друг от друга.


Снайперы убили Саибжона Умарова и Разифа Халитова, от осколков гранат погибли Сергей Борин и Махмадулло Джумаев. В упор в лицо был застрелен Михаил Куликов. Санинструктор Сергей Сущенко подорвал себя сам — не хотел сдаваться живым. А Владимир Елизаров, инструктор службы собак, не успел этого сделать, его взяли живым… После боя его голову нашли в собачьем вольере. Следы издевательств остались на телах почти всех павших на заставе. У половины из них, судя по всему на тот момент еще живых, были сожжены половые органы, у других выколоты глаза, отрезаны пальцы.
Боеприпасы заканчивались, от средств питания и казармы пограничники были отрезаны. Оставалось добывать патроны в бою у убитых врагов. Мерзликин вспомнил, что патроны есть в его комнате, но дом офицерского состава находился под огнем противника. Бойцы отговорили Мерзликина от решительного шага — не хотели оставаться без командира. В ДОС отправился Мирбако Додиколонов. Цинк с патронами, который ему, раненому снайперской пулей, удалось доставить бойцам, на некоторое время спас положение.


Застава продолжала сопротивляться из последних сил, ждала подкрепления. На выручку выдвинулась колонна, точнее, группа резерва, которую вел подполковник Масюк. Преодолев 80 км, уже в 9.15 они находились в районе боевых действий, однако наткнулись на засаду, завязался бой, дальнейшее продвижение осложнялось тем, что весь путь к заставе оказался заминирован. Одновременно с этим, находившиеся в одной колоне с российскими союзниками гвардейцы Комитета национальной безопасности Таджикистана, отказались воевать и оставили место боя после первых же выстрелов.


К полудню стало ясно, что держаться на заставе дальше невозможно. Уцелевшие бойцы во главе с лейтенантом Мерзликиным начали отходить в горы. Уходили группами. Одной из них повезло — овчарка почуяла человека в траве, и тут же вражеский пулеметчик был уничтожен автоматной очередью.


Вообще, по итогам боя было совершенно непонятно, как им удалось вырваться, и почему нападавшие не перебили их во время прорыва? Этот факт так и остался главной загадкой 12-й заставы.
Позже Мерзликин доложит начальнику погранотряда, что «личный состав 12-й заставы в количестве 18 человек вышел из боя, а начальник, лейтенант Майборода, убит».


Из 48 человек, находившихся на заставе в начале боя: 18 во главе с лейтенантом Мерзликиным прорвались к группе, шедшей на помощь; 1 был найден на заставе после ухода боевиков; 4 вышли к заставе на следующий день; 25 погибли (22 пограничника и три военнослужащих 201-й мотострелковой дивизии).


Боевики оставили в районе заставы 35 своих убитых, а всего же их потери составили предположительно до 70 человек…

НА СНИМКЕ: оставшиеся в живых на заставе
Вы не можете оставлять комментарии