Поделиться:

Контекст Сверхнауки

Вера в силу и продуктивность научного подхода была очень велика в недавнем прошлом.
Не то нынче. Конечно, некоторые вещи принято не замечать в академической среде, о многом говорить лишь вскользь, а о многом- просто умалчивать по понятным тактическим причинам.
Тем не менее, в последние десятилетия все чаще и чаще раздаются возгласы о том, что классический научный подход – «оплот рацио», «религия нового времени» - исчерпал себя и уже не приносит тех обильных «плодов», которые он приносил еще в недалекие былые годы.
Так ли это? Увы.


Как говорится в известной поговорке, «каждому овощу- свой сезон». Но чтобы не питать лишних иллюзий и адекватно оценить наше текущее положение, вспомним хотя бы об обильных фундаментальных открытиях в разных областях, обрушивавшихся на голову человечества, скажем, на рубеже 19-20 вв. Открытие элементарных частиц, квантовая механика, Теория Относительности Эйнштейна, принцип неопределенности Гейзенберга, теория рефлексов Павлова, тектология Богданова (прообраз будущей «теории систем»), концепция ноосферы Вернадского, концепция расширяющейся Вселенной Фридмана-Хаббла, теория «литосферных плит» Вегенера, генетическая схема Грегора Менделя, - вот лишь некоторые яркие вехи из списка великих достижений и гениальных идей, раздвигающих горизонты познания, относящихся к 50-летнему периоду с 1875 по 1925 гг. Подчеркну, что каждое из указанных перечисленных открытий сыграло важную роль в изменении картины представлений о реальности. Можем ли мы говорить о подобном изобилии «прорывных» свершений сходного калибра в сфере знания применительно к последним пятидесяти годам развития мировой науки? К сожалению, нет. И это объективный факт, игнорировать который крайне трудно при всем желании.


Пик продуктивности научного подхода был пройден, и продуктивность его верно и систематически понижается с определенного времени –верность данного тезиса нужно смело признать и принять. И этому наглядному обстоятельству есть одно нелицеприятное объяснение, как я думаю является главной причиной происходящего.

Всякое научное исследование, в рамках существующего подхода, строится на опыте. А между тем, горизонты опытного исследования не являются безграничными. Кроме того сам опыт не является безусловным – истина, которую хорошо понимали еще философы Древности и которая получила окончательное строгое обоснование в гносеологической модели И.Канта. У сферы человеческого опыта, которая, разумеется не может претендовать на охват всего сущего и статус всеобъемлющей меры, есть естественные пределы, перешагнуть через которые при помощи старых средств нереально. Покуда научное развитие свободно заполняло дозволяемое поле, не упираясь во внешние естественные рамки опыта, прогресс знаний мог идти беспрепятственно и шел достаточно быстро, успешно, энергично. Так продолжалось несколько столетий, начиная с шестнадцатого. Но как только, оно начало упираться в эти рамки все плотнее и плотнее, прогресс замедлился.


Стало быть, капитальная проблема с которой столкнулся Разум на рубеже 20-21 вв. есть ни больше, ни меньше, как проблема исчерпанности и ограниченности опытной парадигмы, которой когнитивная деятельность человечества старательно придерживалась со времен Ф.Бэкона. Обострившаяся ныне проблема тупика науки – суть проблема тупика эмпиризма. Радует то, что правильная постановка диагноза содержит указание на способ «излечения».


Чтобы преодолеть заявленный тупик и выйти из складывающегося кризиса когнитивной эволюции, просвещенному человечеству необходимо перешагнуть за верхние рамки «отслужившей свой срок» опытной парадигмы.


Нужна новая методология познания. И известно какая. Методология, которая совмещала бы научную достоверность (важное приобретение нынешней парадигмы в сравнении с предыдущими) с вне-опытными, или трансопытными инструментами приобретения новых знаний.
Самый замечательный практический вывод, который виден в этом предложении, есть вывод о том, что достоверность не обязательно должна почерпываться эмпирическими методами. В теории есть место методам иного класса , которые не будучи эмпирическими, всегда приводят к столь же верным и точным результатам, как если бы они были получены опытным путем прямого соприкосновения. В плане достоверности чистая дедукция может быть столь же продуктивна и эффективна, как и новый эксперимент, к примеру, в том случае, если нам удалось-таки найти общую универсальную мета-схему, которой следует распределение качеств и качественных отношений мироздания всегда и во всем. Заполучив однажды такую мета-схему («Математику Качеств») , прошедшую через процедуру опробации, подтвержденную и проверенную тысячами примеров, появляется возможность генерировать новое знание, опираясь лишь на уже имеющийся накопленный капитал фактов и сведений. Нисколько не уступая в достоверности получаемых результатов эмпирическим методам, подобная универсальная дедуктивная схема, имеет высокие шансы превзойти их по скорости и производительности в сотни, тысячи, а быть может и десятки тысяч раз уже потому, что подразумевает обладание формулой автоматической генерации нового материала из уже имеющегося. То есть, фактически, изначально обладает «ростками» нового, владеет в настоящем времени «зернами» будущего интеллектуального капитала.
Вместе с тем, новая модель получения знаний несет значительное упрощение, в сравнении со своей предшественницей. Из процесса постижения устраняется существенный и весьма обременительный посредник – опыт. Избавление от него равнозначно достижению желанной формулы «чистого» непосредственного познания, о которой искренне мечтали все поколения философов. «Чистое» познание не нуждается в обязательном опыте, ибо представляет самодостаточный процесс, напрямую приводящий к искомым результатом. И в этом плане, оно знаменует торжество свободного мышления, отделившегося от всего вторичного, лишнего, отошедшего от грубых уз необходимости. Такое свободное мышление адресуется лишь к самому себе, находя в этом удовлетворение всех своих когнитивных потребностей.


Прежний подход назывался подходом Научным.
Новый выше описанный подход является подходом Сверхнаучным. С последним связана перспектива выхода из складывающегося познавательного кризиса, перспектива интеллектуального ренессанса человечества.
Однако, как и всякой новой парадигме, Сверхнаучной парадигме, раздвигающей горизонты мысли на неимоверные расстояния и приносящей иную картину мира, предстоит столкновение с современной научной картиной мира, а в особенности институционализированной наукой, прочно укоренившейся в политическом, экономическом и бюрократическом отношениях. Коллизии, противоречия между ними неминуемы на переходном этапе.
Но, вероятно, еще разительнее отделяют их друг от друга разность задач, миссий, предназначений. «Пропасть» эту не следует преуменьшать. Она колоссальна и касается практически всего, от онтологии до методологии включительно.


Наука имеет дело с конечным и поэтому- относительным.
Сверхнаука- с абсолютным, первоосновным.
Первая ограничивает сферу активного вмешательства горизонтами материальной реальности, и дальше их не идет.
Вторая- отрицает любые горизонты, ища метафизических ответов и претендуя на обладание все исчерпывающими «последними истинами», которые самодостаточны и за которыми нет ничего.
Первая- отталкивается от структурности.
Вторая –от системности, проникая в природу качества.

Высока вероятность того, что становление и прогресс Сверхнаучного знания придется на период формирования Искусственного Интеллекта, или по крайней мере- его прототипа.
В этой связи особенно живой интерес представляет проблема грядущего взаимодействия Сверхнаучной методологии с предвидимой технологией Искусственного Интеллекта. Как будут соотноситься сверхвозможности Разума с указанными супервозможностями техники? Какие «трения», конфликты, коллизии, опасные развилки и точки пересечения вероятны между ними? И, наконец, к каким формам симбиоза они должны в конечном итоге привести?
Представляется очевидным и практически неизбежным, что Искусственный Интеллект должен заимствовать у человека Сверхнаучные методы, что грозит наделением его беспрецедентным могуществом. А также и вместе с тем- невероятным ресурсом творчества и саморазвития.
Так, Математика Качеств в руках единичного человека уже представляет весьма мощное средство познания и исследования. Но, положенные в основание системы Искусственного Интеллекта, алгоритмы Математики Качеств, рискуют оказаться парадоксальным «джином», стремительно прокладывающим путь в принципиально новую реальность. В этой запредельной (с обыденной точки зрения) реальности человек и сфера его творения не будут существовать по старой привычной «накатанной» схеме, т.е. в разделенном состоянии. Подобное разделение на данном этапе попросту не может являться естественным, нормальным и безопасным; его слишком сложно терпеть. Творение (в т.ч. и сам Искусственный Интеллект) станет неразрывным продолжением творца, его составной частью. Техника не будет уже техникой в старом смысле, а окажется «органической тканью» своего разумного создателя, который за счет этого приобретет необычайную власть над окружающей средой.

Вы не можете оставлять комментарии